Будьте реалистами: требуйте невозможного
1Читайте блоги
специалистов
2Пишите
в собственный блог
3Комментируйте
интересный посты
  • Подписка на новые сообщения в блоге:
    Будьте реалистами: требуйте невозможного
    15 мая 201311:38
    поделитесь с друзьями

    О некоторых инициативах российско-польского сотрудничества (часть IV)

    Рейтинг читателей
    4138
    0
    комментарии (0)

    О некоторых инициативах  российско-польского сотрудничества

     (часть IV) 

     ….Мой отец успел поработать с пятью советскими послами. Высшее руководство СССР придавало большое значение Польше как самой крупной европейской стране в советском послевоенном блоке, обладающей наиболее мощным военным и промышленном потенциалом, к тому же прикрывающей западные рубежи Советского Союза. Поэтому каждый их них входил в партийную или хозяйственную элиту нашей страны.

          Первый из них был Попов Георгий Михайлович (с марта 1953 года по март 1954года). Папа только начинал свою карьеру 3 секретарем Посольства СССР в ПНР. Он занимал слишком незаметную должность, чтобы общаться напрямую с Послом. Но он его знал по Москве. Отец избирался Секретарем Железнодорожного райкома вначале ВЛКСМ, а затем КПСС, а Георгий Михайлович был I-ым секретарем МГК КПСС. Г.М.Попов пробыл не  долго, т.к. привык командовать на своем предыдущем посту партийного босса, и он стал вести себя по отношению к руководителям Польши как к подчиненным – грубо и нетактично. Результатом стало откомандирование его.

         Следующим советским послом был назначен Николай Александрович Михайлов, бывший I-ый Секретарь ЦК ВЛКСМ, а затем I-ый Секретарь МГК КПСС. Отец знал его еще по комсомолу. Я помню его по галстуку-бабочке. Он любил ходить в ней не только на приемы, но и в обычной жизни. При нем активизировалась жизнь советской колонии благодаря, прежде всего, его жене Раисе Тимофеевне. Раиса Тимофеевна, обладающая непреклонным характером, стала заниматься с женами дипломатов по премудростям этикета и личной гигиены. Она также была большой энтузиасткой спорта. При ней была создана очень неплохая женская волейбольная команда, которая всегда занимала призовые места на устраиваемых в то время соревнованиях между Посольствами стран народной демократии (стран-союзников СССР). Мама была одним из лидеров этой команды.

       Папа вместе со мной принимал участие в соревнованиях по настольному теннису, в котором он весьма преуспел еще со времен Высшей Дипломатической школы. Тогда же он научил и меня этой замечательной игре. У нас папой образовалась устойчивая пара, которая также не раз становилась призером на межпосольских соревнованиях. Мы часто играли с Послом Китайской народной республики. Он был хорошим тренером для нас. Его уроки не прошли даром. Моя «спортивная карьера» завершилась в начале 1963 года  одним из лидеров Москвы по настольному теннису (5-ая ракетка).

         Н.М.Михайлов также недолго пробыл Послом и был откомандирован в связи с назначением Министром Культуры СССР. Сегодня я не очень понимаю этого назначения, т.к. у Николая Александровича, кроме умения носить бабочку, по-моему, не было никаких оснований для занятия этой должности. У него даже, кажется, высшего образования не было. Но такие назначения в советский период были весьма характерны, т.к. главной установкой для министров культуры тогда было политическое руководство деятелями культуры в духе идеологии соцреализма. Главным при этом была преданность вождям и марксизму-ленинизму. Сегодня эти времена возвращаются. Единственное, но существенное отличие, состоит в том, что никакой идеологии не осталось, и все сконцентрировалось на преданности вождю. Назначение Владимира Медынского Министром Культуры является яркой иллюстрацией этого тезиса.

         На смену Н.А.Михайлову в 1955 году приехал бывший I-ый Секретарь коммунистической партии Белоруссии, руководитель штаба партизанских отрядов в Белоруссии Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко (1955-1957), - последний Посол тесно связанный со сталинской эпохой. Благодаря своей роли одного из политических руководителей антифашистского сопротивления в Белоруссии, а также просоветского подполья в Польше, П.К.Пономаренко неплохо разбирался в ситуации в Польше, однако занимал откровенно враждебную позицию по отношению к отрядам Национальной армии.

       В 1955 году в связи с Х-летием окончания войны в Польшу приехала большая делегация бывших советских партизан во главе с легендарным командиром Черным. Папа сопровождал делегацию и проехал вместе с ними почти за месяц полстраны. Папа много рассказывал об этой поездке. Она дала ему больше, чем любое изучение истории по книгам.

          Были десятки встреч  с бойцами Народной  армии- однополчанами (Армия Людова, АЛ),  плечом к плечу стоявших насмерть вместе с бойцами Красной армии, заброшенных на территорию Польши в тыл общего врага - фашистских захватчиков, или оказавшихся в Польше в силу сложившихся обстоятельств, попавших в плен и бежавших в леса.

          Были встречи и с участниками антифашистского сопротивления, объединенными в отряды Национальной армии (Армия Краёва, АК), руководство которой находилось в Лондоне. По-разному проходили эти встречи.

          Военно-политическая ситуация  в оккупированной Польше, в первую очередь, отражала  ситуацию, сложившуюся в Европе в 1939-45 гг.   В свою очередь, эта ситуация возникла тоже не на голом месте, а вобрала в себя все те весьма противоречивые процессы, которые веками протекали в этой части Европы.

         По численности поляки относятся к крупным европейским народам. Государственность польской нации насчитывает свыше 1000 лет - одна из старейших в Европе. Ее формирование обуславливалось необходимостью обеспечения защиты с востока, откуда исходила опасность татаро-монгольского нашествия и противостояния агрессивности прусских племен. На территории восточной Европы в средние века  Польша оказалась наиболее мощным государством. Раздробленная и существенно ослабленная татаро-монгольским игом, замкнутая на себя, Русь, а также отсутствие сильного единого германского государства, с одной стороны, и молодое набирающее силу польское государство, с другой, стало питательной средой для стремления поляков  к экспансии на север, юг и восток. Лозунг                  « (Великая) Польша от (Балтийского) моря до (Черного) моря» грел душу многим полякам, да и сегодня нет - нет, да и откликнется ностальгической, но не досягаемой мечтой.

         На западе поляком противостояли мощные континентальные европейские государства - Франция, Австрия,  Голландия, Испания, которые были заинтересованы в серьезном буфере на своих восточных рубежах. Однако эти же державы не были заинтересованы в чрезмерном усилении Польши в качестве самостоятельной силы.

         Поляки, хотя и являются славянами, нашими кровными родственниками, тем не менее, принадлежат западной цивилизации благодаря католицизму. Кстати, сегодня процент верующих в Польше является самым высоким в мире, а потому влияние костела в Польше по сравнению с другими странами – максимальное. Этим не может пренебречь никакая светская власть внутри страны. И это обязаны учитывать любые государства, которые имеют или хотят выстроить отношения с Польшей.  Костёл как институт  в Польше настолько большая сила, что даже советские большевики со своей патологической ненавистью-ревностью не смогли заставить польских коммунистов поднять воинствующий атеизм на свои знамена.

         Кроме того, особенностью польской государственности было то, что Польша каким-то чудом избежала абсолютизма. В ней практически полностью отсутствовала наследственная  королевская власть. Короли в Польше, как правило, избирались. Издревле действовал парламент (сейм). Безусловно, именно наличие демократических институтов (даже в усеченной форме) и механизмов принятия решений, снижал мобилизационные возможности, необходимые для противостояния внешним воздействиям или для достижения стратегических целей. В конце концов, это государственное устройство и стало причиной падения Польши как государства и ее разделов.

    Не говоря уже о том, что оно  по своей сути было противно принципам самодержавия, лежащим в основе государственного устройства Российской империи, Австро-Венгрии, Германии.

          Чрезмерные амбиции польских политических элит вредят коренным интересам поляков как нации, мешают осознанию реального места и исторической  миссии Польши в Европе в качестве международного посредника-буфера  между Востоком и Западом, отражающей ее двойственное положение, о котором речь шла выше.

            С другой стороны, имперское начало, всегда присутствующее  в российской внешней политике, и  которое  было сильно по отношению к Польше (исключение здесь не составлял советский период), зачастую мешало пониманию ее коренных  интересов, игнорировало особенности  польского национального характера, порождало недоверие между нашими народами. В то же время в массовом сознании русского и польского народов, не испорченном политическими пристрастиями, не было, и нет места для ненависти или каких либо фобий. Мудрость народов существенно превосходит мудрость их руководителей, поскольку они отделяют политику властей от коренных интересов людей. Сегодняшняя власть в России до сих пор так и не научилась строить отношения с Польшей, которые бы позволяли усиливать позитивы и рассасывать негативы. Зачем  понятие Народного единства мы внедряем в массовое сознание совместно с усилением  антипольских настроений. «Вы нас попрекаете сталинскими преступлениями в совсем недалеком прошлом в Катыни, а мы Вас взятием Кремля 400 лет тому назад» - вот какой подтекст праздника 4 ноября.

        Но вернемся к периоду II-ой мировой войны. Великобритания и Франция обещали поддержку Польше в случае нападения на нее фашистской Германии. Советское правительство предложило защитить Польшу при условии, что Польское Правительство пропустит Красную армию через свою территорию. Польское Правительство отказалось от советской помощи.

         СССР подписал с фашистской Германией Пакт о ненападении (а также секретный протокол о разделе Польши). Немцы напали на Польшу. Польское правительство бежала из страны в Великобританию. Великобритания и Франция объявили войну Германии, но их войска не тронулись с места. СССР ввел свои войска в Польшу. СССР захватил, в том числе, культурную столицу Польши город Львов. Польша как государство перестала существовать. На захваченной СССР территории начался процесс советизации, сопровождающийся жестокими репрессиями. Без суда и следствия расстреливались классовые враги (владельцы поместий и зажиточные крестьяне), а также военнопленные. До 22 июня 1941года Советский Союз строго придерживался Пакта о ненападении с Германией. В это время на оккупированной немцами территории шло формирование отрядов АК и антифашистского подполья.  После нападения немцев на СССР и быстрого продвижения немецких войск вглубь советской    территории началось формирование партизанских отрядов. Оперативное  руководство, как правило, осуществляло НКВД. Началось формирование отрядов АЛ на территории Польши, где первую скрипку играли лояльные к СССР силы. Совершенно очевидно, что отряды АК, имея ввиду изложенные выше факты, начали борьбу не только с немцами, но и с отрядами, контролируемыми советскими офицерами, а также с отрядами АЛ. Трагедия? –Да, трагедия. Были ли бойцы АК и бойцы АЛ патриотами? – Да, были. Внесли ли бойцы АК и бойцы АЛ вклад в общую победу над фашизмом? - Да, внесли. Были ли они врагами? – Да, были.

        Я должен был сделать такой экскурс в историю, т.к. без него многие события послевоенной Польши были бы непонятны. А без них, в свою очередь, были бы непонятны мои взгляды и моя позиция по многим вопросам.

         Конечно, в тот далекий 1955 год не все, что я описал сегодня, было понятно даже отцу. Еще свежи были раны от событий войны. Он  еще не знал правду о сталинских преступлениях. Еще верил, что расстрел польских офицеров в Катыни осуществили немцы. Но для него было понятно главное – война кончилась, надо всем вместе обустраивать наши дома, а наши народы, наши страны обречены быть вместе. В дальнейшем, я расскажу о своих встречах в 1971 году с Кардиналом Польши, Архиепископом Краковским  Каролем Войтылой, будущим Святым отцом Папой Римским Ионном Павлом II. Но здесь я скажу, что «Наши народы, наши страны обречены быть вместе (skazane na siebie)», - это его слова. Может быть, мой отец и не совсем так формулировал для себя свою задачу, но то, что для него дружба между нашими народами  и нашими странами были всегда приоритетом. Недаром даже во всех его многочисленных выступлениях и статьях лейтмотивом проходила именно братская дружба между советским и польским народами, между братскими странами Советским Союзом и Польской    Народной Республикой, а не между КПСС и ПОРП.

         Прошло почти 60 лет с той встречи польских и советских партизан. Уже давно нет в живых участников этой встречи. Светлая им память. Но в нашей семье хранится пепельница - статуэтка обнаженной купальщицы (копия с известной статуэтки XVIII века) – подарок в память об этой встрече. Я касаюсь ее тела, и передо мной оживает эта прекрасная страна, ее прекрасные женщины. Она символизирует вечные ценности. Войны проносятся, а красота остается. Мне кажется, что именно на этой женщине я учился любить всех женщин….

          Но вернемся к П.К.Пономаренко. У отца сложились с Послом очень хорошие отношения. Этому также способствовала их общая любовь к теннису. Они часто играли вместе. Теннис был не только отдыхом, но и работой, когда Посол приглашал любителей игры- зарубежных дипломатов или высокопоставленных польских чиновников. После игры они беседовали с ними за чашкой кофе или чая.

       Учитывая вкусовые приоритеты Посла,  архитекторы в Посольском парке запроектировали прекрасный корт. Именно при П.К.Пономаренко было завершено строительство Дворца Культуры и науки – дара «советского народа» Варшаве, и советское посольство переехало в новое здание, построенное в псевдоклассическом, как теперь, принято называть «сталинском  стиле». Здание советского, а теперь и российского Посольства без преувеличения лучшее посольское здание в Польше – дворец, к тому же расположенный на Королевском тракте на Бельведерской улице, в пяти минутах ходьбы от Лаженок,  вблизи  дворца бывшего наместника  Польши брата русского царя Константина (получившего название Константиновский дворец). В советское и постсоветское время это была резиденция Президентов страны, начиная с Болеслава Берута (умер 12 марта 1956 года во время ХХ съезда КПСС) – ставленника И.В.Сталина, вплоть до Леха Валенсы –лидера Солидарности. Президент Александр Кващневский (избранный от Союза Левых сил) выбрал в качестве своей резиденции дворец Ю. Понятовского (тоже находящийся на Королевском тракте, вблизи Краковского предместья).  В Константиновском дворце  разместился музей Ю. Пилсудского, весьма почитаемого в Польше лидера, отстоявшего независимость Речьпосполитой  Польши в 1920 году в войне с большевиками (такое официальное название имеет страна),  и ставшего ее первым Президентом. Новое советское Посольство граничило и граничит до сих пор  с резиденцией Министров Обороны Польши, начиная с Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского, поляка по происхождению и навязанного Польше Советским Союзом. Именно поэтому один из лучших советских маршалов, прекрасный человек,  как утверждают многие знавшие его (в том числе, и мой отец), был ненавидим в Польше. Такое же чувство возбуждал и другой «великий» поляк, прославившийся своими действиями в России, - Феликс Эдмундович Дзержинский. Поляки с радостью и, как мне кажется, с облечением комментировали снос памятника Ф.Дзержинскому в центре Варшавы: «А ведь он оказался внутри пустым».

         Я запомнил К.Рокосовского  гуляющим летом на даче в Констанчине под Варшавой, элитное место отдыха сродни нашей Барвихе или Жуковке. До войны в нем проживали богатые евреи, после войны – Констанчин стал местом отдыха высшего руководства Польской Народной Республики. Здесь же размещались дачи Советского Посольства и Торгпредства. К.Г. любил прогуливаться по дорожкам, разделяющим Правительственные дачи. Чуть сзади обычно шел дежурный охранник.  Мы с папой также иногда гуляли там же. К.Г. приветливо улыбался, спрашивал об учебе в школе. Угощал конфетами. Обменивался с папой репликами…

        В дальнейшем,  резиденцию Министров Обороны занимал Войчех Ярузельский в свою бытность Министром обороны ПНР. С его именем связано событие до сих пор вызывающее ожесточенные споры  в Польше. Он в 1981 году объявил военное положение. К этому я еще вернусь. Он же стал последним коммунистическим высшим руководителем Польши, фактически добровольно передавшим в 1989 году власть Солидарности, возглавляемой Валенсой, через механизм круглого стола  с оппозицией.

         П.К.Пономаренко был Послом СССР в весьма непростой период, который переживала Польша и другие страны советского блока – завершался первый послевоенный период  развития мира. Еще свежа была в памяти народов  победа над фашизмом.

         Еще не был поколеблен авторитет Советского Союза, опирающийся в массовом сознании на   героизм советского солдата, своим мужеством остановившим коричневую чуму. Уже не было И.В.Сталина, и дуновение свободы коснулось сердец миллионов, но еще не было ХХ съезда КПСС с секретным докладом Н.С.Хрущева с разоблачениями  сталинских преступлений, от которых содрогнулся и до сих пор содрогается мир.

         Я маленьким 10-летним мальчиком помню Фестиваль Молодежи и студентов, проходивший в Варшаве в 1955 году. Я рассматриваю оставшиеся у меня фестивальные значки и перед моими глазами встает только что построенный огромный Стадион ХХ-летия. Я слышу,  как в спонтанном порыве почти 100-тысячный стадион при появлении Советской делегации встает и начинает петь Русскую Катюшу. Я помню радостное безумство на улицах Варшавы, я ощущаю прикосновения и пожатия варшавян, которые окружали автобусы с советской делегацией, и наш посольский автобус. Я помню восторг от советского цирка с начинающим Олегом Поповым. Я помню самого Олега Попова, солнечного клоуна со смешным макияжем и носом, и трогательными печальными глазами. Я вспоминаю фокусника Сергея Акопяна, который в Тересполе (первой польской станции  после пересечения советско-польской границы),  когда покупал пирожки у лоточницы, деньги доставал, разламывая их. Лоточница прекратила продажу пирожками, начала их разламывать и…, конечно, ничего в них не нашла.

       Этот всемирный праздник-фестиваль в моем представлении завершил целую эпоху, а на дворе нарастало напряжение. Пришел 1956 год.

           Мы - дети, тоже чувствовали приближающую грозу.

          12 марта во время  работы ХХ съезда КПСС умер Болеслав Берут. Я смотрел из окна нашей квартиры на людское море скорби, которое, как я понял потом, в отличие от скорби в СССР по И.Сталину,  было существенным образом отрежиссеровано. Не в польском Национальном характере такое почитание умершего руководителя. Исключение составляет Маршал Пилсудский.

        Лето того года мы как обычно  проводили на даче. Так сложилось, что  мы жили в Констанчине  на даче для сотрудников Торгпредства, которая была больше Посольской, поэтому часть дома занимали сотрудники Посольства. «Дачники» жили в большом господском доме. Его прошлые хозяева попали в Гетто и погибли в Освенциме. Сегодня в этом доме размещается Дом для престарелых. Каждая семья занимала 1-2 комнаты. Участок занимал территорию свыше 8 гектаров. Перед домом была большая лужайка с цветами и лавочками. Большая часть территории была покрыта лесом, в котором были проложены дорожки. Одна из них была проложена от дома к ограде и представляла собой туевую аллею, совсем как в Собаке Баскервилей.

          Взрослые нервничали. Говорили о волнениях в польском  обществе. Посол Франции напросился на прием к Послу П.К.Пономаренко с тем, чтобы передать текст секретного доклада Н.С.Хрущева на ХХ-ом съезде КПСС, а Пантелеймон Кондратьевич достает из ящика стола такой же текст, который был приобретен на крупнейшем в Варшаве (в то время)  базаре Ружицкого. Там им свободно торговали.  В 1956 году  страны, оказавшиеся в сфере влияния СССР после II –ой мировой войны, сделали первую попытку освободиться от навязанной идеологии, идеологии обособленности и Железного занавеса, идеологии господства государства и государственной собственности, от господствующей административно-командной системы, обусловленной господствующей ролью партий, созданных  по образцу и подобию большевистской КПСС.

          Настроения взрослых передавалось нам, детям.

          У нас на даче был отряд. Я был его предводителем. И, конечно, мы играли «в войну».

      Как-то наши мамы  заговорили о постороннем человеке в белой рубашке, которого ночью вроде  бы видели, проникшем на нашу территорию. Я решил помочь выследить его. С этой целью  расставил свой отряд по периметру и приказал записывать номера всех проезжающие мимо машин и приметы всех людей, приближающих к нашему участку. Через неделю мои «бойцы» выявили повторяющиеся номера автомашин и часы, когда они проезжали. Когда папа приехал с работы, я показал ему результаты  наблюдений. Он взял их с собой на работу. На следующий день я как только увидел папу - почувствовал приближение грозы. И она разразилась. Гром исходил от папы, а дождь – слезы мои. Дело в том, что мы выявили схему поездок машин правительственной охраны, поскольку наша дача находилась в центре правительственной охраняемой зоны. В ситуации нарастающей подозрительности полученная нами информация могла быть расценена как провокация, и отец испугался и за себя, и за  нас с мамой.

         Лето прошло. Мы вернулись в Варшаву. Время близилось к октябрю. Уже недалеко было  до октябрьских событий в Познани.

         В оставшемся здании  на аллее I-ой армии Войска Польского (аллее Шуха)  после переезда  Посольства на Бельведерскую, 49, остались проживать семьи советских дипломатов. Вход на территорию дома был охраняемым. Как- то коменданту здания принесли небольшую коробку, якобы подарок польских трудящихся. Вначале он хотел оставить его у себя и ждать возвращения ответственных сотрудников, но потом передумал и сообщил дежурному коменданту здания Посольства. Тот, проконсультировавшись со спецотделом, прислал машину за «подарком». Это спасло жен и детей. Специалисты-саперы обнаружили в посылке бомбу большой взрывной мощности с часовым механизмом.

     

          Приход нового партийно-государственного руководства ПНР во главе с Владиславом Гомулкой, потребовал смену Посла СССР, тем более что и Н.С.Хрущев активно вел курс на замену сталинских кадров.

         Поэтому в 1957 году пришел новый Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в ПНР  Петр Андреевич Абрасимов. У меня никаких воспоминаний об этом руководителе  Советского Посольства не осталось. У отца особо теплых отношений с ним не сложилось. Одной из причин являлась близость папы предыдущему Послу. Тривиальные руководители, к каким, с моей точки зрения, относился П.А.Абрасимов, всегда больше всего ценили преданность.

          Мой папа никогда не служил своим руководителям. Он всегда служил делу. Этому он учил меня. Этому я учил и учу своего единственного сына Илью. Его отношение к своим руководителям всегда определялось тем, насколько, в его понимании, его руководитель служил делу. Недаром одной из любимых наших с папой книг была трилогия Юрия Германа о враче Владимире Устименко («Дело, которому ты служишь» и др.). Может быть именно поэтому карьерный рост моего отца не позволил ему достичь карьерных вершин.

         С моей точки зрения, П.А.Абрасимов был типичным партийным бюрократом, не очень эффективным, но всегда следующим линии партии. Когда он был назначен, уже после возвращения из Польши, I-ым Секретарем Смоленского обкома КПСС, он закупал картошку в Польше, по-моему, в Люблинском Воеводстве (аналог области в административном делении Польши), чтобы отчитаться за выполнение плана поставок сельхозпродукции.  Нам с папой об этом рассказывал Владислав Коздра.

        Вообще советское сельское хозяйство сполна доказало свою «эффективность». Наша семья дружила с семьей Мароши из Венгрии. Старший Габор был  Главным советником Н.С.Хрущева по кукурузе. Мне он  с ужасом рассказывал, что можно натворить, если совершить насилие над природой, исходя из субъективного восприятия неграмотных  партийных боссов и принятия ими волюнтаристских решений. В процессе трансформации семья Мароши поучаствовала в приватизации сельскохозяйственной фирмы в Венгрии. Сегодня эта фирма, которую возглавляет  младший Габор  Мароши, является одним из крупнейших поставщиков в Россию семян кукурузы, а также оказывает консалтинговые услуги российским агропредприятиям. Доходность предприятий, которые следуют программам, разработанным фирмой Мароши, выгодно отличает их

    от остальных (Каширский район Московской области, Ростовская и Волгоградская области, Краснодарский край и др.). Габор показывал мне статистические данные, характеризующие сельскохозяйственное производство Краснодарского края и Венгрии. Из этих данных, в частности, следует, что они имеют примерно одинаковые по плодородию черноземы, одинаковый климат. Однако урожайность зерновых более чем в два раза выше в Венгрии. Тот же самый результат, если сравнивать соседние области – Люблинское воеводство по стороне Польши и Брестскую область по стороне СССР (Белоруссия). Все одинаковое: и  земли, и климат. Но урожайность зерновых по Польской стороне 22-24 центнера с гектара, а по Советской – 10-12 центнеров с гектара.

        Недавно я узнал, что Россия – Родина черной смородины, но именно Польша является рекордсменом в Европе и по объему собираемой смородины, и по клубнике, да и по экспорту яблок поляки опережают Родину Ивана Мичурина – того самого, который все призывал нас не ждать милостей от природы, а брать-брать их своими руками. Вот мы и берем их, а другие, в частности поляки, экспортируют их во многие страны. Когда идет созревание клубники, запах ее слышится повсюду, кажется, весь воздух напоен ею. Вдоль всех  трасс стоят лотки, уставленные корзинками с клубникой, идет торговля. То же самое происходит, когда созревает смородина или другие фрукты. Когда мы жили на даче в Констанчине, я ждал воскресенье. Это был базарный день. Мы  с папой и мамой садились в машину – «победу» - папа за рулем, иногда он давал руль  мне (он начал учить меня водить машину по проселочным дорогам Констанчина с десятилетнего возраста) и мы ехали к специально отведенному месту для торговли. Туда со всей округе, в то время на телегах, запряженных лошадьми, съезжались крестьяне.  Даже в самые тяжелые для польского сельского хозяйства годы, когда большевистско  настроенные и мотивированные советским руководством польские власти сгоняли польское крестьянство в колхозы и совхозы, торговля продуктами с индивидуальных (приусадебных) хозяйств не прекращалась ни на одну минуту. Мама с азартом торговалась, а мы с папой с удовольствием под видом дегустации уплетали спелую и душистую ягоду. Возвращались с полным багажником. И…. начиналось действо. Мы чистили ягоду, варили варенье, провертывали черную смородину, заготавливая  из нее пасту на зиму, а вечером садились пить чай из самовара на  шишках  со смородиной. Эту традицию мы перенесли в Польшу из нашего родового (семейного) гнезда в подмосковном Болшево – того, что находится  рядом с Мытищи. Это уже потом я увидел картину Кустодиева «Чаепитие в Мытищах». И слюнки сами собой потекли у меня.     

         П.А.Абрасимов ничем примечательным мне не запомнился, может быть еще и потому, что я …. влюбился – первый раз в жизни. Я был весь поглощен своим чувством и ничего не замечал вокруг. Шел 1957 год.  

    (продолжение следует)

     

     

    Обсуждения
    Авторизоваться
    Комментарии отсутствуют

    Для того чтобы оставлять комментарии вам нужно авторизоваться

    Авторизоваться